Печать

…И НЕ ВАЖНО, ЧЕГО ИМЕННО ГАДИНА ТРЕБУЕТ!


2015-01-23 (15:59)

Поздним вечером среды о российско-украинской войне в мирных городах рассуждали дипломаты. На заседании Совета безопасности ООН – в 27-й раз. И в какой-то там по счету – на уровне глав МИД Германии, Франции, Украины, России. Оба толковища не высветили ничего нового. Лжеаргументы, а точнее, зашкаливающе наглая риторика Кремля, как стенка, от которой отскакивают любые очевидные аргументы, впрочем, озвучиваемые неоднократно. А потом – утро четверга. Фотографии. Не жалейте нервы, найдите в Сети. В Донецке на городской траспортной остановке, на сиденьях расстрелянного троллейбуса, на его ступеньках… Наш министр иностранных дел Павел Климкин написал в Твиттере: «Россия должна остановить террористов». Есть минуты, когда хочется далеко послать дипломатию. Просто спросить: что в сложившейся ситуации должны делать мы, и без протокола?





Сентенция – военного разрешения этого конфликта не существует, звучит на международном уровне и в Украине с самого начала российской (военной!) агрессии на нашей территории.

Но за это время четко вырисовалось лишь одно. Не существует, до сегодняшнего дня – не вырисовывается переговорного разрешения того, что обтекаемо называют конфликтом.

Переговоры – это диалог. Можно ли назвать диалогом, если он, конечно, не в сумасшедшем доме и не в пьесе утонченного абсурда, то, что звучит с диаметрально противоположных сторон баррикад во всех разговорных раундах?

С одной стороны – весь цивилизованный мир. Где президент Литвы Даля Грибаускайте говорит сейчас: «это откровенная территориальная агрессия, совершаемая не террористами-экстремистами, совершаемая самой Россией, потому что ни сепаратисты, ни какие-то другие люди не могут иметь такое оружие». Где генсек НАТО Йенс Столтенберг сообщает: мониторинг показывает постоянный рост российского вооружения и военных подразделений на территории Донбасса.

Со стороны противоположной – Россия, оставшаяся в одиночестве. Повторяющая, что ее войск в Украине нет. Где представитель РФ в ООН Виталий Чуркин вчера заявил, что несмотря на свою непричастность, Москва высказывает готовность предоставить содействие некоему замирению, «вместе с ОБСЕ наблюдать за этими шагами». Пофиг, что на днях миссионеров ОБСЕ, по их собственным словам, выстрелами в воздух и угрозой стрелять на поражение, заставили развернуться и удирать от блокпоста российских боевиков. Главное – что это Путин направил Порошенко инициативу о соблюдении «неуклонного режима тишины». Ну, а законные силовики Украины, время от времени получающие от командования разрешение стрелять в ответ на непрекращающиеся атаки, это они срывают замирение…

Так что, рашисты могут мочиться от восторга – «матушка», одна против всех, но так сильна и непобедима?

Не стоит. Объективно: за месяцы войны, в России и вокруг России, многое изменилось в негативную для нее сторону.

Санкции, изгойство, пикирующая цена на нефть – все это не зря иногда называют планом «Анаконда». Эдакие, знаете ли, мускулистые кольца, которые сжимаются постепенно, но неотвратимо.

Тем не менее – сидеть на берегу, и ждать, пока мимо тебя проплывет труп врага, получается достаточно стремно, поскольку кроваво.

Давайте считать.

Цифры потерь странообразующего «Газпрома», бюджета, инвесторов, перспектив, которые понесла Московия – доступны и поражающи. Но раз в процессе углубления такой задницы Путин не отказался от своей риторики и не прекратил гнать на Донбасс пушечки-танчики да кадровых вояк – можно предположить, что в ближайшее время и не прекратит. Не от силы, не от могущества и богатства.

Можно представить себе апокалиптическую картину. Резервы иссякают. Санкции усиливаются, и пресловутое, давно обещанное отключение РФ от международной финансовой системы SWIFT, которое, по словам экспертов, положит на лопатки экономику в течение месяца – становится реальностью. Россияне получают пайки по карточкам. Голодные бунты в глубинке оперативно расстреливаются, по примеру советского Новочеркасска.

А Путин, в бункере, стоит на своем. И по этому случаю – в Украине каждый день гибнут люди. Нам легче от того, что путлеровскому режиму на фоне этого будет оставаться все меньше месяцев для существования?

Россия богатеет грузом-200. По скрупулезно собираемым, сквозь все умолчания, данным от русской правозащитницы Елены Васильевой только во время трехдневной последней оголтелой атаки русских кадровых вояк на донецкий аэропорт, в нашу землю свалилось около 400 оккупантов. Это приблизительно в 10 раз превышает потери украинских защитников.

Но кто готов в Московии прямо сегодня выйти на улицы, чтобы наказать Путина за гонимых на убой Вань-Алеш? То есть выйти-то, может, и выходят. Героические единицы – в единичные пикеты, за которые тоталитарная машина карает по ужесточенному закону. И вообще, на этот случай Кремль готовится. Смешно – Майдана нет, но организация бритоголовых качков с названием «Антимайдан» в Рашке уже создана.

Просматривается историческая параллель.

…Вторая половина войны ударила по гражданам гитлеровской Германии. Получали мизерные пайки и отбывали трудовую повинность на военных заводах все, кроме бонз рейхканцлериата и эсэсманов.

Немецким муттерам, фатерам, фрау и фройляйн приходили похоронки.

Тем не менее, люди приветствовали друг-друга зиг-хайлем, кто с оглядкой на доносчиков, кто в пропагандистском зомби-угаре. А кому все не сильно нравилось – отправлялся в концлагеря «для своих». И закулисные покушения на жизнь бесноватого фюрера, инициированные окружением, осознающим эту бесноватость, успеха не достигали.

Главная деталь параллели – бесноватого Гитлера остановила сила.

И можно ли надеяться, что бесноватого Путлера остановят ТОЛЬКО дипломатические переговоры?

Подавляющее большинство политических аналитиков – все гадает и гадает, какие именно тактические и стратегические цели сейчас преследует Путин на Донбассе?

Готовит плацдарм для наступления всерьез, не только до Киева, но и до всяких парижей. Да что вы, он просто, извините, оттягивает свой конец, и имитирует активность, блефует. Нет, он рассчитывает точечными атаками запугать Порошенко, и разменять непродвижение российской агрессии – на консервацию пророссийского территориального образования у границы, и свободное присутствие своих войск там. И так далее, и подобное, и взаимоисключающее…

И свежим глотком среди душного базара вдруг звучит простая мысль. «Путин требует от Украины контактов с боевиками. Путин требует… Что может быть унизительнее для нас? И тут не важно, что именно эта гадина требует: то ли контактов со своими марионетками, то ли не вступать в НАТО, то ли не дышать». Сегодня в «Конфликтах и законах» так написал журналист Анатолий Крымский.

Кажется, что дело не в унижении. А в опасной бесперспективности. Если действия условной, но все же уже реально существующей антипутинской коалиции в очередной раз запнутся о стенку отрицания кремлевскими чинами очевидного, то что дальше?

Разведки и съемки из космоса, свидетельства очевидцев – все доказывает, что Россия ведет войну, своей военной техникой и живой силой. Что дальше, если продолжая этот преступный процесс, Кремль будет так же бормотать на всех переговорах, что войны не ведет, не присутствует, и ни при чем?

Твердили и твердят, что перемирия, режимы тишины – они нужны именно для того, чтобы провести переговоры в благоприятной для трезвых бесед обстановке.

Но события демонстрируют, что объявляет эти паузы и придерживается их исключительно Украина. Русские террористы и их наемники в такие периоды не только не прекращают убивать. Они используют передышку с далеко не переговорной целью. И на брифинге в Киеве командующий сухопутными силами США в Европе генерал-лейтенант Бен Ходжес сообщает: «если сравнивать количество оборудования, которые использовали боевики до минских договоренностей и сейчас, то с декабря его стало вдвое больше».

На Совбезе ООН представитель Украины Юрий Сергеев вчера заявил – если Россия и ее боевики выполнят все пункты Минского протокола, то «Украина готова подписать соглашение о прекращении огня в зоне АТО».

А ведь не дай, Господи – опять телегу поставят впереди лошади. В минских бумагах от 19 сентября есть пункт первый: «Прекращение применения оружия СЧИТАЕТСЯ общим». Мы считаем, таем-таем! Мы рахуем - …

Пункт российскими террористическими силами не выполнен. Выполнен Украиной, в части того, что атакуемые батальоны просили огня, а власть впала в миражный перемиряж.

Есть – пункт последний, 9-й. «Вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины при мониторинге ОБСЕ».

Судя по словам (и делишкам) Рашки, его при наличии минимальной щелки, не собираются выполнять и сейчас.

Так вот, если последний пункт протокола, по-прежнему предлагаемого к имплементации, не станет первым и основным – это архиглупость. Поскольку только без иноземного вливания сюда огня, меча, и их носителей – возможно то, что называется антитеррористической операцией. Даже с прекращением огня, на часы, для возможности бандитам сдаться.

А если без реализации этого пункта украинская власть в лице любого посланника, как 19.09, завизирует первый, о «прекращении оружия» со своей стороны — это будет преступлением.

Когда высказала предположение, что бесноватого остановит лишь сила, имела ввиду не оперативное взятие Кремля (хотя такой финал дал бы планете спокойствие).

Речь о переговорах – с позиции необходимости ПРИНУЖДЕНИЯ агрессора к миру.

О том, что переговорами, как видим, не обойдется, и нужно усилить их оружием, которое цивилизованные страны предоставляют и готовы предоставить Украине; настоящей (дело не в военкоматовском призыве, а во всем) мобилизацией страны для необходимой жесткой обороны.

И еще об одном. О чем молчала с июля. Тогда услышала от луганчанина, человека одной из наиболее мирных профессий, если угодно – русскоязычного. «Нам не объявили войну? Посмотрела бы, что делают зеленые человечки на Донбассе! Их типа нет? Так вот, следовало бы в плен не брать. Уничтожать любого бандита на месте».

Это, сказанное с окровавленной земли, вступило в противоречие с моими теоретическими убеждениями. Была и остаюсь противником смертной казни. По приговору суда. От государства.

Но вот, спустя страшные месяцы, на днях прочла выход в Сеть самочинного партизанского отряда, сообщившего, что в засаде поймали трех полицаев, как они их справедливо называют. И расстреляли, двоих безымянных «орков», и целого генерал-майора ВС РФ Павлова Петра Геннадиевича, предлагавшего жирный выкуп за свою персону. В доказательство выложено фото. Нет, без надругательства над останками, как это изо дня в день водиться у рашистских бандюков. Просто – свидетельство: такая вынужденно и окончательно лежачая поза и есть законным местом убийцы-оккупанта.

А каковы варианты?.. В создавшейся ситуации моя гуманистически-пацифистская психология их не нашла.

Пусть идут переговоры. Но граждане, такие же, какие сотнями тысяч аккурат год назад стояли на уже не песенном Майдане – не подписывали минских протоколов.

Сегодня многоголовая гадина, продолжающая терзать Украину – ведь вот что удумала.

Не просто убивать тех, кто с оружием законно защищает свою землю.

Не просто с пьяни промахиваться, и рвать в клочья мирных граждан по случаю.

По сообщению с места события, людей на остановке и в троллейбусе Донецка целенаправленно убили. С помощью «кочевого» миномета на микроавтобусе. Это не пресс-службы АТО и СБУ первыми сказали. Это сообщили с места те, кто наблюдает такие передвижения бандитов, те, кому можно доверять. От остановки, где случилось то, что случилось – до зоны боев и места нахождения сил АТО – 15 километров. Миномет калибра 86 мм, что можно определить по результатам обстрела – на такое расстояние не бьет.

Здесь выполнили немыслимый для человека приказ. Таким, «затратным» образом, создать картинку для русской пропаганды. Мол, чтобы не стреляли, просите силы АТО отступить.

Лучше бы без эмоций, но, наверное, у каждого своя грань. Я хочу сказать то, что говорю сейчас.

Рядовой боец или украинский офицер – встретив или поймав в прицел любую тварь, имеющую отношение к апалченцам-расеянам, может стрелять на поражение. Вне приказа главнокомандующего и других теоретиков. Если это будет расценено как преступление, то нормальное, до донышка изведенное «гибридной» войной общество, посчитает преступником того, кто попенял за такой поступок. Вне зависимости от чинов.

Любой человек, имеющий возможность уничтожить такую тварь – в донецких кабаках, где они гуляют; на улице своего поселка; при вояже твари в Киев или даже (!) Минск – может сделать это. По незабвенному принципу отбившейся от агрессора Финляндии, где женщины и подростки изводили налезающих тварей подручными средствами.

«- Скажите мне, по совести только скажите, если бы вы нашли на улице ребенка, которого кто-то искалечил, надругался над ним… Ну, скажем, выколол бы ему глаза, отрезал уши – и вот вы бы узнали, что этот человек сейчас проходит мимо вас, и что только один Бог в эту минуту смотрит на вас с небеси, — что бы вы сделали?

- Не знаю. Может быть, убил бы.

-Не «может быть», а наверное!».

Классика. Куприн. Не о войне, а о зверстве и вынужденном ответе человека на него.

Эти, убитые по приказу Кремля, валяющиеся в собственной крови, нежданно уронившие будничные сумки и капюшоны на остановке «Гормаш», и сотни других, и, возможно, сегодня еще живые, но под тайным прицелом. Они погибли, потому что воевали за что-то и против чего-то? И это можно остановить только переговорами с реверансами?..

P.S. Вечер четверга. По сообщениям, на совещании с силовиками президент Порошенко сказал: «Мы скоординировали действия, подтянуты резервы, и если враг не хочет режима прекращения огня, если не хочет прекратить страдания мирных людей, украинских поселков и городов, мы будем давать по зубам».

То, что враг ничего хорошего для нас не хочет – кажется, понятно.

А вот на счет давать по зубам… Только бы не подкралось очередное минское псевдоперемирие.

________________________________________

Виктория АНДРЕЕВА, «ОРД»
Оригинал публикации на Эвридей: everyday.in.ua/?p=8383

Комментарии

Добавить новый

Ваше имя (ник):

Контактный e-mail (скрывается):

Ваш комментарий:

 | 


Введите текст с картинки в поле внизу: